Безумная эргономика, два багажника и «грузовой» расход: опыт владения De Tomaso Pantera

реклама

В эпоху, когда мы изучали жемчужины мирового автопрома по жвачке «Turbo», принт этого суперкара красовался аж на двух вкладышах – 117 и 131 номерах! Картинки невероятной, фантастической машины на бумажках с персиковым ароматом завораживали целое поколение пацанов пулевидным профилем и волшебно звучащим названием – De Tomaso Pantera…

 

С итальянским производителем автомобилей De Tomaso у нас мало кто знаком – машины этой марки в России крайне редки и экзотичны. Впрочем, во всем мире – тоже, поскольку даже самая массовая модель от Алехандро Де Томасо, спорткупе «Пантера», за двадцать один год существования, с 1970 по 1991, была произведена в ничтожном по мировым меркам количестве около семи тысяч экземпляров. 

Рассказывает владелец, наверное, единственной «Пантеры» в нашей стране, один из сооснователей автомузея «Мост» и руководитель реставрационной студии «Big Boys Big Toys» Владимир Семенюта:

– Стоимость сохранившихся до наших дней экземпляров варьируется от 60 до 150 тысяч евро примерно. Свою «Пантеру» я искал около года и приобрел в Бельгии за сумму около 80 000 евро.

Снаружи

«Пантере» почти полвека, но она и сегодня выглядит круто. Нет, не круто, а очень круто! Кажется, что это миниатюрный реактивный джет, с которого временно демонтировали крылья! Небесная окраска в лазурь лишь усиливает авиационные ассоциации. «Скорость… Я – скорость!» – так и слышится этот любимый рефрен Молнии-МакКуина.

Вид сзади просто неимоверный! Возникает желание приглядеться к фото повнимательнее – может быть, это фантазийная детская игрушка? Ибо просто невозможно поверить, что реальный автомобиль способен смотреться так круто!

Кажется, что заднего стекла нет… Да, на том месте, где его ожидаешь увидеть – действительно нет! Оно на полметра заглублено в салон. А та якобы открытая часть салона, которая виднеется из проема заднего стекла – это решетка над моторным отсеком для улучшения отвода тепла.

А вот «слепым» фарам лучше бы и вовсе не показываться… Да, в те годы подобное решение было на пике моды, но дерзкой и стремительной «Пантере» они совершенно не идут, придавая нелепую мимику лягушонка Пепе… Вдобавок впечатление портит примитивная форма круглых фонарей, неотличимых от оптики ВАЗ-«копейки» – головной свет «Пантеры» воспринимается как незатейливый гаражный тюнинг кого-то из прежних владельцев. Но это характерная особенность многих суперкаров тех лет вообще, и итальянских – в частности. В некоторых элементах экстерьера (и интерьера, о чем будет ниже) конструкторы совершенно не морочились эксклюзивностью, легко заимствуя детали от моделей массового автопрома, грузовиков и автобусов… На задних фонарях «Пантеры», как видите, фантазия также отдыхала. 

Диски колес с необычным «греческим» орнаментом – оригинальные штатные колеса, которыми комплектовались ранние «Пантеры».

Интенсивность производства «Пантеры» даже на пике ее популярности не превышала трех экземпляров в день по причине невысокой технологичности заводского процесса. Поэтому качество штамповки и выкатки кузовных деталей, а также сборки было весьма невысоким – зазоры гуляли, и деталь с одной машины не переставлялась на другую без подгонки. Все недостатки штамповки панелей устраняли лужением – заполнением неровностей оловом: этот метод в нашей стране хорошо известен по 21-м Волгам, на которых он активно применялся по той же причине… 

Внутри

В салоне этой лазурной красотки царит форменное безумие! Господи, неужели раритетный суперкар попал в руки юных «тюнингистов», которые изуродовали его в соответствии с собственными чудовищными понятиями об эстетике, покупая на сэкономленные на школьных завтраках деньги кнопки от тракторов и автобусов и крепя на саморезы дешевый дерматин?!

Увы, нет… Это родной салон автомобиля, полученный им на стапелях завода в Модене… Дешевая резиновая накладка на руле, торчащие повсюду шурупы с разным профилем головок, разбросанные невпопад стрелочные приборы и лампочки в жигулевском стиле, грубые кнопки от коммерческого транспорта и вертикально (!) врезанный в торпедо радиоприемник с монофоническим (!) звучанием через единственный динамик под ногами пассажира – все так и было задумано… «Обнять и плакать» – больше ничего на ум не приходит.

Впрочем, если успокоиться и смириться, то к этому хаосу постепенно привыкаешь. Особенно когда находишь (на сразу и не там, где ищешь!) привычные вещи. Вот под левой рукой две кнопки управления стеклоочистителем и стеклоомывателем, а кнопка звукового сигнала обнаружилась на торце рычага поворотника. Вот мелкая и невзрачная ручка – она, оказывается, включает кондиционер и регулирует температуру! Вот «качалки» электростеклоподъемников – а жизнь-то, похоже, налаживается!

Отдельного внимания заслуживает накладка селектора коробки передач. «Пантера» оснащалась механикой, четкость переключений которой должна была обеспечивать стальная пластина с прорезями для хода рукоятки КПП – с набалдашником, украшенным, кстати, фирменным логотипом De Tomaso. В целом – удобно, если не учитывать нетипичные для общепринятых движения (там, где должна быть первая передача, находится положение нейтрали; там, где должна быть вторая, разместилась первая и так далее…), однако такое решение требовало весьма точной настройки механизма кулисы и при нечеткости его регулировки не позволяло нормально втыкать передачи, как это можно было бы сделать с обычным рычагом в кожаном чехле, чьи ходы не ограничены узкими пазами. 

Собственно, про салон больше рассказывать и нечего – он кончился. Машина двухместная и второго ряда в ней нет. Зато есть ДВА багажника – спереди и сзади! 

Добрую половину небольшого переднего багажника съедают вакуумный усилитель и главный тормозной цилиндр, бачок омывайки и аккумулятор.

…а вот задний даже повместительнее и способен поглотить крупную сумку с хорошим набором клюшек для гольфа – а что еще может возить владелец суперкара?!

Железо

Посмотрите еще раз на предыдущее фото, где изображен задний багажник. Если поднять эти отформованные жесткие ворсовые обшивки, то мы увидим двигатель и трансмиссию. Карбюраторный 5,8-литровый V-образник Ford 351 Cleveland с мощностью 330 лошадиных сил, массовый и очень удачный мотор Ford, ставившийся на десятки моделей легковых и коммерческих машин, а также ZF Transaxle – трансмиссионный узел, включающий в себя 5-ступенчатую механику, для агрегатов с продольным расположением силового агрегата. Такая же коробка ставилась на Ford GT40, Maserati Bora, BMW M1 и еще некоторые спорткары. Крутящий момент с главной передачи КП передавался на ступицы задних колес через коротенькие карданчики.

На фото моторного отсека виден небольшой радиатор с электровентилятором в незамысловато отштампованном диффузоре – и это радиатор кондиционера, а не двигателя. Радиатор двигателя находится (хотя в это и трудно поверить из-за бритвенно острого тонкого «носа» машины!) на традиционном месте – впереди. На фото «переднего багажника» радиатор можно разглядеть, если присмотреться.

Подобная компоновка агрегатов достаточно сильно затрудняет обслуживание. Представьте, как, к примеру, добираться до посвистывающего ремешка генератора, чтобы банально его подтянуть! Для этого снималась задняя панель в салоне, за спинками сидений… На самых первых версиях «Пантеры» даже уровень масла можно было проверить, лишь разобрав часть салона! Правда, эту нелепость быстро устранили, и в моделях 1972 года щуп уже был доступен из моторного отсека.

В движении

Особенности спортивного суперкара проявляются в «Пантере» в полной мере. По фото может показаться, что автомобиль крупный, но реально машина очень маленькая и низкая. Садиться за руль трудно даже с ростом чуть выше среднего, не говоря уж о высоком. Вылезать – тоже тот еще квест: как из норы… Из-за заглубленной в салон ниши левого колеса педальный узел сильно смещен вправо, педаль сцепления при быстром переключении так и норовит пойти вниз вместе с педалью тормоза. В боковые зеркала толком ничего не видно, а крыша монокока и символическое заднее окно еще сильнее ухудшают обзор… В заднем стекле всегда что-то отражается и бликует, постоянно создавая ощущение, что в мертвой зоне находится другой автомобиль.

Впрочем, весь дискомфорт мгновенно забывается, как только мощный V8 начинает ускорение, сообщая об этом всем вокруг суровым рыком раздвоенной выхлопной системы! Очень короткая база, малый вес и рулевая рейка без усилителя – четкость отдачи рулевого управления превосходная, олдскульно-спортивная. Машина по поведению напоминает карт. Продуманные настройки независимой подвески позволяют цепко держать покрытие в поворотах – если не перегазовывать, конечно. За дозатором паровозной тяги под правой ногой нужен постоянный контроль! Моментный и низкооборотный двигатель (не стоит ориентироваться на тахометр, который зачем-то размечен аж до 8000 оборотов!) позволяет трогаться хоть с третьей передачи – в принципе, в городе можно вообще использовать одну-единственную передачу, вторую, и для троганья, и для езды до 80 км/ч включительно. Эдакий «эффект коробки-автомата». По-хорошему, если не разгоняться больше 120 км/ч, то пары передач – второй и третьей – вполне достаточно безо всякого насилия над железом. Разве что расход будет «грузовым».

Благодаря независимой подвеске с приличными для спорткара ходами машина очень комфортна, незаметно глотает неровности и выбоины. Развесовка, конечно, неидеальная, у «Пантеры» заметно перегружен зад, но если выбирать «из зол», то для управляемости это все же лучше, чем перегруженная морда, что имело место при стандартной переднемоторной компоновке масл-каров с такими двигателями. Ну и тормоза – их, как водится, на машинах тех лет ощутимо недостаточно по современным ощущениям. Диски имеют маленький диаметр, быстро перегреваются, и колодки теряют цепкость… 

История модели

В начале 60-х компания Де Томасо из итальянской Модены строила на заказ спортивные машины – именно для серьезного спорта, а не суперкары для дефилирования по набережным богатеньких мажоров. Впрочем, к спорткупе для мажоров и даже седанам премиум-класса все в конечном итоге и пришло… 

В 1966 году глава компании, итальянец аргентинского происхождения Алехандро Де Томасо, решил пободаться со знаменитым Кэролом Шелби и в противовес его «Кобрам» выпустил спорткар «Мангуста». Этот мелкий, но весьма дерзкий пушной зверек, как известно, способен сражаться с кобрами…Правда, та «Мангуста», несмотря на шикарный и восхищающий многих до сих пор облик, никого не убила, ибо была очень сырой в техническом плане. Хлипкая «тележка», отвратительное качество сборки, плохой металл и не более четырехсот выпущенных экземпляров, большинство из которых закончило свою жизнь от интенсивной коррозии кузова. Однако в 1971 году со стапелей Де Томасо сошла «Пантера» – машина, разработанная с учетом всех ошибок, допущенных при создании незадачливой «Мангусты». Она получила более жесткое шасси, более короткую базу, мощный V8 и стала ненадолго эталоном относительно доступного суперкара, обретя успех у избалованной крутыми автомобилями заокеанской публики! 

Поскольку сердцем «Пантер» был 5,8-литровый двигатель Ford, американская компания позволила итальянцам в 1971 году начать продажи машины через дилерские сети Lincoln. Как ни странно, при изобилии на американском авторынке машина пришлась по душе тамошним покупателям. «Пантера» была относительно недорогой, и ее могли себе позволить те, у кого не хватало денег на Lamborghini или Ferrari. «Пантера» имелась даже в гараже короля рок-н-ролла Элвиса! Выпуск «Пантеры» продолжался с 1970 по 1991 год (хотя последнее десятилетие уже без особого успеха и в малом количестве) – модель стала самой массовой в линейке компании, выйдя суммарным тиражом 7290 экземпляров.

Сегодня марка Де Томасо пребывает в анабиозе… В 2004-м (через год после смерти самого Алехандро Де Томасо) она полностью разорилась, после чего переходила из рук в руки разных венчурных компаний, лишь поддерживая видимость жизни. Долгое время ничего внятного в судьбе бренда не происходило, однако в 2019 на публику выкатили новый углепластиковый семисотсильный суперкар, а в 2020 объявили о переносе инжиниринга и производства в США. Впрочем, объявлять о планах и показывать концепты – вовсе не значит возродиться в полной мере…

Источник